eutЕще лет двадцать назад об эвтаназии знали только медики и специалисты по биоэтике, однако последнее время это слово начинает звучать все чаще и чаще. По-гречески «эу» означает хорошая, а «танатос» - смерть, однако никто не вкладывает в этот термин христианское понимание достойной смерти. Наоборот, речь идет о том, чтобы старым, беспомощным и безнадежно больным людям обеспечить возможность добровольно и легально уйти из жизни, чтобы не продлевать их мучений.

Эвтаназия была известна еще в Древней Греции, особенно по отношению к инвалидам. В Средневековье у рыцарей существовала практика мизерикордии – тяжелораненого противника добивали специальным ножом. Дискуссия над возможностью усыпить больного человека по его просьбе началась во второй половине XIX века, однако в сегодняшнем понимании эвтаназия появилась только в начале ХХ века в Германии. В стремлении очистить расу от неполноценных элементов, нацисты проводили целую программу уничтожения психически больных, инвалидов и других нетрудоспособных людей всех возрастов при помощи газовых камер. Во время войны эта практика использовалась в концлагерях для евреев, цыган и славян и была сурово осуждена после войны на Нюрнбергском процессе.
Однако человечество не извлекло выводов из ошибок ХХ века, и парадоксальным образом проблема эвтаназии стала актуальной именно теперь, на фоне грандиозных успехов современной медицины. Все дело в том, что западное общество стремительно стареет, а значит, растет число людей, нуждающихся в уходе. Уход за больными ложится тяжелым бременем на все общество, однако мало кто согласен платить за тех, кто ничего не производит – принцип солидарности давно забыт.
Поэтому, с одной стороны сегодня жизнь человека, находящегося в коме после аварии, можно поддерживать годами. Однако, существует и обратная сторона медали – неясно, кто за это будет платить. Медицина во всем мире становится все более дорогой, сутки пребывания в больнице в западных странах обходятся в сотни евро, но говоря уже о стоимости обезболивающих препаратов, аппаратов искусственного дыхания и так далее. Кроме того, важным понятием для современных людей становится качество жизни, а значит, все чаще возникает вопрос – стоит ли продолжать жизнь, качество которой ниже определенного минимума?
Ничего удивительного, что уже в 1970-е годы вопрос эвтаназии все чаще стал появляться на повестке дня. Самыми смелыми оказались голландцы, которые решили, что могут принять эвтаназию, так как они свободны от «комплекса нацизма».
Голландия всегда считалась самой либеральной европейской нацией, а к тому же известно, что они хорошо умеют считать деньги. Поэтому в 1984 году Верховный суд страны признал добровольную эвтаназию приемлемой, а в 2002 году она стала полностью легальной при соблюдении нескольких условий: страдания пациента невыносимы, а шансов на улучшение нет; пациент должен быть не младше 12 лет, его желание прибегнуть к эвтаназии должно быть добровольным; эвтаназия должна проводиться врачом. Несмотря на такие строгие правила, известно о многих случаях злоупотребления законом, когда эвтаназия проводится не по желанию пациента, а по просьбе его родственников, которые заинтересованы в получении наследства.
Следом за Голландией вскоре пошла и Бельгия, которая к тому же легализовала эвтаназию детей. Кроме этих двух стран на данный момент эвтаназия разрешена в Люксембурге, Албании, Японии и нескольких штатах США. Отдельная история – Швейцария, где эвтаназия давно практикуется под видом помощи при суициде. В Цюрихе есть две клиники, в которые съезжаются желающие свести счеты с жизнью со всего мира. В комфортных условиях на берегу озера, под красивую музыку, среди доброжелательного персонала больные или просто уставшие от жизни пожилые люди принимают смертельную дозу барбитуратов и засыпают навсегда. Главное, чтобы они вовремя заплатили за эту последнюю услугу. Это называется суицидальным туризмом, и, как ни странно, швейцарцы не возражают против такого туризма.
К нашему счастью, сегодня в большинстве стран мира эвтаназия по-прежнему запрещена и пока что считается убийством. Кроме того, в некоторых странах, особенно мусульманских, уважение к старикам – важный нравственный принцип, а значит, есть шанс на то, что у мусульман ее не разрешат. Однако мы с вами живем в Европе и стараемся во многом брать с нее пример, поэтому нет ничего удивительного в том, что уже сегодня многие наши врачи поддерживают идею легализации эвтаназии. Пока что у нас еще не так много домов престарелых, как, например, в Германии, но мы стремительно догоняем Европу в плане неуважительного отношения к родителям и вообще к людям, от которых мы не можем получить материальную выгоду. В этой ситуации легализация эвтаназии у нас – скорее всего лишь вопрос времени. Пройдет 20-30 лет, а может быть и меньше, и наши пожилые люди будут бояться обращаться к врачу, как сегодня боятся голландцы, чтобы не быть усыпленными по чьей-либо большой просьбе.
Как же христианам относиться к эвтаназии? Конечно же, это самоубийство, либо грех против заповеди «не убий», зачастую соединенный с нарушением заповеди «почитай отца и мать». Однако следует отделить эвтаназию как убийство от решения отказаться от так называемой «упрямой» терапии, то есть от медицинских мер, которые перестали соответствовать реальному положению больного, не помогают ему, а наоборот являются тягостными. Например, в случае смерти мозга нет смысла искусственно поддерживать дыхание человека. Позволить человеку умереть в такой ситуации – не эвтаназия, а выражение смирения с человеческой природой на пороге смерти.
В христианском смысле достойной должна быть смерть без боли, страха, без неприятия со стороны близких, это смерть человека, который примирился с Богом и ближними. Эвтаназия не может быть такой смертью. Наоборот, просьба об эвтаназии означает не просто страх перед дальнейшими физическими страданиями. Это крик о помощи одинокого и никому не нужного человека, который не видит смысла в своем существовании, либо слишком горд для того, чтобы быть слабым и зависимым от других. Согласие на такую просьбу – это приговор страдающему, подтверждение того, что он никому не нужен и жизнь его не представляет никакой ценности.
Итак, фактически вопрос эвтаназии – это вопрос о смысле страданий, о смысле жизни, которая с точки зрения мира потребления, в котором мы живем, не имеет никакой ценности.
В Библии есть целая книга, книга Иова, которая говорит о смысле и ценности страданий. Главный ее герой, праведный Иов, жестоко страдает. Он лишился всех признаков благополучия – погибли его дети, пропало все его богатство, сам он страдает от неизлечимой болезни, живет на мусорной куче вдали от людей и не понимает, что происходит. Жена предлагает ему умереть (намек на эвтаназию!), однако Иов знает, что в мире сотворенном Богом, все имеет смысл, он хочет понять смысл своих страданий. И он добивается своего: в конце сам Бог является ему и говорит с ним, все расставляя по местам. Поиск смысла страданий привел Иова к личной встрече с Богом! У христиан есть еще лучший ответ о ценности страдания, ведь сам Христос добровольно принял на себя страшные мучения, предложив тем, кто сможет, следовать за Ним по Крестному пути.
Сегодня благодаря паллиативной медицине и специальным хосписам есть возможность облегчить страдания самых безнадежных больных. Однако каждый человек хотел бы для себя легкую смерть или, хотя бы, смерть в кругу родных и близких. Поэтому для нас, христиан, существует большое задание – исполнить заповедь «возлюби ближнего своего» по отношению к больным и умирающим. Каждый из нас может многое сделать для того, чтобы одинокий человек, брошенный всеми, благодаря заботе и состраданию с нашей стороны мог открыть любовь Бога в его жизни. Там, где есть деятельная милосердная любовь к ближнему – никто даже не вспомнит об эвтаназии.

Владислав Волохович

  • Комментарии не найдены
Добавить комментарий