Большой резонанс в СМИ вызвал недавно опубликованный шокирующий отчет Гаранта по здравоохранению при британском правительстве. В нем отмечается, что в больницах тысячи пожилых людей оставлены в грязи, голодают, не получают обезболивающих. «Independent» заявил о «бесчеловечном обществе», «Daily Mail» -- о «жестокости, позорящей цивилизованную страну». А «Telegraph» опубликовал статью под заголовком «В большом обществе нет места поколению стариков».

Данные ошеломляют: Национальный статистический отдел сообщил, что в период с 2005 по 2009 год в британских домах престарелых 650 пациентов умерли от обезвоживания, а 157 – от истощения. Нейл Дункан-Джордан из национальной ассоциации пенсионеров написал на страницах «Daily Mail», что несмотря на высокие тарифы домов престарелых, «никто не помогает тебе есть и никто не проверяет, хочешь ли ты пить».

Несомненно, все это шокирует, но нельзя назвать такое положение дел неожиданным: приведенные факты сответствуют и другим данным – например, из отчета британского парламента о помощи душевнобольным. В 2008 году «Lancet» писал, что душевнобольные стали «невидимками» для системы национального здравоохранения. Словом, чем меньше человек может поднять свой голос, тем хуже обслуживание. Но только ли в силе голоса проблема? Несколько лет назад было проведено исследование, показавшее: во многих странах сами врачи считают, что жизнь с тяжелым неврологическим отклонением или физической инвалидностью хуже смерти. Об этом утверждал еще в 2000 году Журнал американской ассоциации медиков. Так что дело тут – в глубоком моральном кризисе, в менталитете, согласно которому инвалидность рассматривается не как нечто требующее преодоления, а как нечто враждебное. По отношению к инвалидности человек испытывает не сострадание, а враждебность. Подобное отношение к больному вызвано еще одной причиной: постоянными дискуссиями о смерти, о том, как помочь умереть. Как будто бы именно это – главная проблема больных и стариков. Тенденция такова, что обсуждается не то, как жить лучше, а то, как лучше спровоцировать смерть. Как будто бы главный враг – не заброшенность, а избыток заботы о жизни человека. Страницы журналов изобилуют разговорами о биологическом завещании, об эвтаназии, медики буквально одержимы разными стратегиями наступления смерти. И тенденция эта неуравновешенна: перед колоссальной потребностью в медицинской помощи и заботе основное внимание уделяется средствам не для заботы, а для «достойной» смерти. Но достойно умирает не тот, кому помогли побыстрее умереть, а тот, кто не страдает от боли и одиночества, кому не отказывают в заботе. Конечно, одиночество и отсутствие заботы может привести к безутешным мыслям о бессмысленности жизни, о бегстве в смерть. Получается заколдованный круг – отсутствие заботы и лечения порождает безутешность, желание умереть, но вместо того чтобы направить усилия на преодоление одиночества и заброшенности, ученые бросаются на поиски лучшего способа умереть.

Шокирующие данные, представленные британским Гарантом по здравоохранению, - проблема не столько системы, сколько менталитета. И решить ее можно только путем признания, что ни одна жизнь не является ненужной и бессмысленной, даже если эта жизнь непроизводительна. В противовес идее, что «достойной» может быть только здоровый и автономный человек.

http://www.radiovaticana.org/rus/Articolo.asp?c=465631

 
  • Комментарии не найдены
Добавить комментарий